Мы предоставляем достоверную информацию о Финляндии
По платформе станции метро ходил неряшливо одетый человек, громко разговаривал по мобильному, пинал ногой урны и скамейки… Когда подошел поезд, я оказалась с ним в одном вагоне, тут же еще человек пять финнов. (В дневное время здесь обычно немноголюдно - поезда забиты лишь в час пик). Странный человек тут же уселся со своими соотечественниками, бесцеремонно подвинув их. Сначала просто что-то им сердито доказывал, потом начал размахивать кулаками у них перед лицом, потом достал из кармана перочинный нож и приставил к шее одного из пассажиров. Я ожидала, что вот сейчас все вскочат, начнут звонить в полицию, в крайнем случае, пересядут на другое место. Ничего подобного – все невозмутимо продолжали оставаться на своих местах, даже человек с ножом у шеи. Так все и ехали, пока хулигану не захотелось самому выйти из поезда.

Потом мы видели, как какой-то человек вбежал в поезд в последнюю секунду. Но никто никуда не поехал. Через пять минут «стоянки» в вагон вошли десять полицейских, с вежливой улыбкой подошли к вбежавшему, заломили руки за спину, надели наручники и увели. Он не проронил ни слова, а все остальные пассажиры – кроме нас - даже не оторвались от своих газет.

В следующий раз пьяный негр упал прямо в купе и уснул. Тоже никто не встал - только слегка ноги отодвинули. Еще мы наблюдали, как явно психически больной мужчина в ярком розовом костюме всю дорогу облизывал окно, и опять никто не пытался от него отсесть.

Нам такая толерантность кажется странной, но у финнов (да и у остальных европейцев) она совершенно искренняя – любой человек это личность, достойная уважения. Как-то мы наблюдали за пьяным пассажиром, выходящим из автобуса на конечной остановке. Его хватило только на то, чтобы спуститься по ступенькам, затем он настойчиво пытался улечься спать прямо перед автобусом. Сердитый водитель безуспешно пытался его поднять, а потом начал звонить по телефону. Мы думали в полицию, а оказалось – другу или родственнику, потому что тот появился уже через пять минут. Вдвоем они оттащили пьяного гражданина, да не просто в сторону от дороги, а уложили его на цветущую лужайку в тени деревьев.

Хотя на взгляд россиянина финны - жуткие формалисты. Им и в голову не придет, что можно нарушать правила, их же при этом соблюдая. Например, вот такую сцену я наблюдала в московском Шереметьево. Дело происходило в Irish баре после введения запрета на продажу крепких алкогольных напитков в аэропорту. Весьма нетрезвый гражданин требовал налить ему водки. Бармен объяснял, что могут только сделать ему из нее коктейль – не крепче пятнадцати градусов. «Да не буду я вашу бурду!» - возмущался посетитель. После десятиминутных препирательств обе стороны пришли к консенсусу. Бармен поставил перед клиентом стакан с водкой (поменьше) и стакан с соком (побольше – из расчета разбавления до нужной кондиции). Сок гражданин тут же подарил сидящей у стойки девушке, водку выпил и потребовал повторить. В итоге все довольны.

В Хельсинки же в Duty- free упаковывают в прозрачный пакет даже конфеты с ликером (жидкость!), хотя очень трудно представить себе террориста, надкусывающего каждую конфету и сливающего ликер для приготовления взрывчатки. Смешной случай по этому поводу был описан в «Helsingin Sanomat». Бизнесмен из Лондона вез в подарок из Финляндии шестикилограммовую упаковку ветчины. Секьюрити его остановили и потребовали - оставить ветчину или сдать в багаж. Причина - так как «подарок» замороженный, то во время полета из него могла выделиться жидкость, причем, по подсчетам службы безопасности, больше разрешенных ста миллилитров. « Я, конечно, не стал возражать,- прокомментировал бизнесмен.- Я только хотел понять - где в самолете можно эту ветчину разогреть, чтобы она оттаяла.» Такая же печальная участь перед Рождеством постигла и другие традиционные финские деликатесы - сливовый джем, слоеные пирожки с той же начинкой и «пропитанные» торты

«Если в России бюрократия – это стена, которую при большом желании (и наличии денег!) можно пробить или обойти, то здесь это лабиринт. Сколько не ходи, опять в то же место вернешься, - считает недавний иммигрант. - Вот, например, нужно тебе поговорить
с каким-то служащим. Приходишь к нему в кабинет, он сидит, в окно смотрит. Но выяснить все вопросы можно, только если назначено время, причем записываться обязательно только по электронной почте. Наверное, вполне вероятно попасть к нему через десять минут и он об этом знает – компьютер-то перед глазами. Но ни за что про это не скажет. И ты все равно должен выйти, найти другой компьютер, с него записаться… После этого он оторвется от созерцания пейзажа и ответит на все интересующие тебя вопросы, решит все проблемы. Причем будет делать это совершенно искренне и с такой доброжелательностью, словно всю жизнь ждал именно тебя».

Ирина Табакова

@темы: ФИнляндия, национальный характер